Собирая экспертов для интервью по сновидениям, я обратила внимание на творчество Алены Солодиловой-Преображенской. Оказалось, что это очень профессиональный, собранный, точный и вместе с тем эмоционально теплый человек.

Мы долго говорили, темы все находились и находились. И о сновидениях, и о символах, и о миссии. Вашему вниманию предоставляю очень содержательное и полезное интервью.

Понимание снов с точки зрения процессуального и системного психотерапевта Алены Солодиловой-Преображенской:

Для воспроизведения аудио нажмите Play (маленький белый треугольник), чтобы скачать в формате mp3 себе на компьютер нажмите здесь.

Очень-очень краткое текстовое изложение:

Прекрасная гостья

Виктория (В): Здравствуйте, наши уважаемые читатели, слушатели! Сегодня мы с вами будем говорить о теме сновидений. У нас прекрасная гостья Алена Солодилова, практикующий психолог, много лет работающий с архетипами в практике процессуальной психотерапии и с картами Таро и со сновидениями. Расскажите немного о том, какое направление в психологии вы представляете.

Алена (А): Здравствуйте! Я себя причисляю к процессуально-ориентированным психотерапевтам. И в этом контексте тема снов очень близка к этому виду психотерапии. И второй момент, который для меня важен это системная психотерапия. Давайте я пару слов скажу и том, и о другом?

Процессуальная психотерапия предполагает, что мы не ведем клиента к каким-то заранее заданным целям. То есть, мы не стараемся делать его лучше по каким-то заранее заданным шаблонам. Мы следуем за его процессами, поддерживаем в том состоянии в котором он находится.

А системная психотерапия связана с тем, что мы воспринимаем человека не как отдельную личность, а как человека, который включен в большой контекст. Его семейной истории, родовой системы и др. То есть в этом смысле, он не изолирован полностью, а находится в некой среде. Исцеляя его, мы исцеляем среду, в которой он находится.

2 основных подхода в работе психологов со снами

А: Мне кажется, что существует 2 основных подхода работы со снами. Первый подход, это интерпретация. Здесь можно вспомнить З. Фрейда и его толкование сновидений. А второй — экспериментальная работа, гештальт-терапия и Фриц Перлз.

Процессуально-ориентированная психотерапия, которой занимаюсь я, поддерживает экспериментальную практику. Но с другой стороны у меня есть такое большое увлечение в моей жизни — архетипы и карты Таро. Здесь прямая дорожка к Юнгу и к толкованию больших образов сновидений. Поэтому интегрирую оба подхода.

В: Интересна ли вам тема сновидений?

А: Конечно. У меня есть такое ощущение, что находясь в процессе сновидения, мы более целостно контактируем с нашей душой. Мы присоединяем ту бессознательную часть, которая в нашей жизни, безусловно проявляется, но мы ее не осознаем. Когда клиент приносит ко мне какое-то сновидение — это всегда подарок!

Три вида снов

В: Есть ли у вас своя история, связанная со сном?

А: Да, конечно, это какие-то ярки сны, причем это те сны, которые психологи называют архетипические сны. Как правило, сны можно разделить на три вида.

Первый, это вытесненный опыт в бессознательное. Мы, как бы, проживаем то, что мы не прожили в жизни.

Второй вид снов — это проявление нашего тела. Если у нас есть какие-то телесные симптомы, то они могут проявляться через сны.

Третий — такие сны, как архетипические, на мой взгляд самые мистические — странные сны, они всегда выделяются из общей картины сновидений. Там проявляются сильные большие фигуры, потому у нас возникает причастность к каким-то большим процессам.

Это не обязательно религиозные фигуры. Помню, в детстве мне приснился сон про белый храм в снегу, ну казалось бы храм как храм, но он настолько произвел на меня впечатление, что я его помню много-много лет. Я помню, как он выглядел, и могу его описать.

Храм. Толкование снов. Виктория Браткова

В: Мы о личных снах. Вам приснился такой сон, который затронул глубины вашей души, вы будете дальше с ним работать? Что вы с ним будете делать?

А: Я могу его принести на личную терапию, если я хожу в этот момент на терапию к психологу. Я могу просто прожить его, проговаривая его, я замечаю, когда каждый раз проговариваю его кому-то, я проговариваю его по-разному. И это тоже работа, отслеживание того, как сон меняет меня в данный момент. Иногда я делаю процессуальную вещь, я нахожу некое базовое переживание и просто физически через тело проживаю это движение, это обычно дает еще большее раскрытие сна.

Есть важное правило для тех, кто работает со сновидением, мы дополняем реальность сновидениями, но не наоборот.

В: Хорошо. Пришел к вам клиент и принес сон. Что вы будете с ним делать?

А: Я иду по тому же пути. В начале, я иду от личного восприятия. То есть, я сразу спрашиваю, что он значит для него. Если я сразу уйду в юнгианскую интерпретацию, то я потеряю личное отношение уже навсегда. Архетипический материал намного сильнее, чем личные переживание человека.

В начале, я спрашиваю его, что это для него. Я выслушиваю те вещи, которые он осознает. То есть, мы всех персонажей сна воспринимаем как часть нашей личностью, одушевленный или не одушевленный — это все какие-то части нас. И в этом плане есть наблюдения, что например, животные, оказываются нашими чувствами, а рукотворные предметы оказываются нашими социальными ролями.

И только в третью очередь я вношу какие-то интерпретации, например, а знаешь ли ты, чем отличается растение от животного? Растение способно меняться, способно регенерировать, а животные не способны к такому. В этом смысле растения очень часто показывают нам нашу способность преодолевать трудности, нашу способность расти. Вот такой закономерный порядок.

В: На ваш взгляд, индивидуальность человека накладывает отпечаток на его сновидения?

А: Безусловно, даже если сон с похожим сюжетом, например, страшные сны — преследования, традиционно во многих психологических школах это трактуется как контакт со смертью. Но все равно в индивидуальной жизни каждого человека даже смерть будет выглядеть как-то по-своему. Это будет какая-то своя история. И мы работаем с этой конкретикой, в первую очередь, а не с глобальной темой вообще.

Сны для визуалов, аудиалов и кинестетиков

В: Меня заинтересовал еще такой момент, вот вы про аудиальный канал сказали, (напомним, что есть три канала: визуальный, аудиальный и кинестетический), на ваш взгляд зависит от этого сновидение? Могли бы вы пояснить свою точку зрения?

А: Я на своем примере это сделаю, потому что у меня достаточно сильно развит кинестетический канал, и мне очень часто снятся сны ощущения, мне часто снятся цветовые сны-образы. Это потому что визуальный канал у меня тоже довольно сильный, и наименее сильный у меня аудиальный канал, поэтому сны, которые связаны со звуками мне снятся реже, но зато они очень яркие и впечатляющие, именно из-за того, что этот канал наименее осознаваемый. То есть, если бессознательное хочет донести до меня что-то, то оно использует именно наименее контролируемый мой канал. Песни или стихи, которые снятся мне, имеют сильный резонанс в реальной жизни.

Кинестетический. Прикосновение. Толкование снов. Виктория Браткова

В: Что вам помогает в работе со снами?

А: Это интуиция и контакт с большим в самой себе, мне кажется, что эта та база, с которой хорошо работать с бессознательным, как со своим, так и клиента. Знание сказок, мифов. Мы понимаем, что во сне есть выход на архетипическое, я иногда рассказываю какой-то миф или сказку. После этого открывается еще один слой, колоссальный уровень глубины, который влияет на всю жизнь и связан с личным мифом клиента.

В: Что бы вы могли посоветовать почитать нашим читателям из этой области?

А: Мне очень нравится все, что пишет Галина Бедненко. Есть чудесные лекции Агранович, они выложены сейчас в социальных сетях. Это, конечно, помимо классиков — Юнга, Перлза, Минделла и пр.

Практические советы по самостоятельной работе со сном

В: Что бы вы могли посоветовать женщине, которую взволновал сон?

А: Если есть волнительные чувства, то можно непосредственно абстрагироваться от сюжета сна и спросить себя, а где эти чувства я проживаю в жизни. И когда мы этот уровень эмоций отследили, уровень чувств исследовали и попробовали туда войти и понять, о чем же это послание, уже только потом нужно обращаться к интерпретации конкретного сюжета и символики сна. Ну и, кончено, записывать.

Блокнот. Толкование снов. Виктория Браткова

В: Что, на Ваш взгляд, есть сонники?

А: На мой взгляд, в этом есть какая-то польза в плане самопознания, заинтересованности познания внутренней жизни. Но в этом есть и большая ловушка, потому что получая готовую трактовку, мы уходим от того личностного материала и того истинного послания сна, которое он несет. И возможно сон будет сниться снова и снова, бессознательно стучаться в нашу жизнь пока мы не услышим истинное послание. Сонники коварны в этом плане.

В: Мы плавно подошли к символике. Чему вы придаете лично значение в символах сна?

А: Есть некоторые универсальные символы. Символика стихии. Если человек видит во сне стихию, то стоит задаться вопросом, чем он одержим в жизни? Это как правило некая сфера неуправляемая, бесконтрольная и при этом очень сильно влияющая на него. Иногда, когда мы видим слияние с какой-то стихией, например, когда человеку сниться что он тонет в воде, но это не вызывает у него неприятных чувств, то мы можем говорить о слиянии и, возможно, даже о созависимых отношениях (мама и ребенок) или алкоголизме.

Свадьба, анима и анимус. Толкование снов. Викотрия Браткова

Мужчины и женщины — это персонажи, связанные с анимой и анимусом (внутренняя женщина и внутренний мужчина по Юнгу), некие части нашей души, представляющие персонажей либо мужского плана, либо женского. Для женщины это способ социальной адаптации, если сниться мужчина, то вообще это не всегда наш суженый, а возможно способ адаптации в социуме — достижения цели в мужском мире.

Это могут быть сны, где очевидна фигура врага. То есть, это тот, кто причиняет нам вред, транслирует нам что-то негативное, это такая традиционная встреча с тенью. Она может быть очень локально сообщает нам о том, что ты не проявляешь агрессии или каких-то качеств в реальной жизни, и в этом ты нецелостен.

И напоследок…

В: Порекомендуйте какие-то свои книги, мы о них ничего не сказали.

А: У меня написано две книги, они обе про Таро. Карты Таро — это тот архетипический слой, который я активно исследую как он проявляется в нашей жизни. Одна — «Карты Таро в работе психолога», а вторая адресована специалистам называется «Архетипы Таро», там упражнение для проживания архетипа.

В: Что Вы скажете напоследок нашим читательницам?

А: Общее пожелание: сны — это важно, и их не нужно игнорировать. Я желаю нашим слушателям, чтобы они включали в свою жизнь сновидения, обогащая свою жизнь.

В: С нами была Алена Солодилова. Мы на одном дыхании обсудили тему сновидений. Я рекомендую наш разговор к просмотру.

А: Спасибо за возможность. Всех благ))

P.S. Комментируйте, вступайте с нами в диалог. Интересна ли Вам тема сновидений? Расскажите свою личную историю (если такая есть) связанную с особым.

Поделиться